Подключаться к детям, следовать за ними и направлять

 

Ты начинала с классического танца. Расскажи о том, как ты пришла к contemporary dance. Как давно это было? Какие мысли и чувства посещали тебя тогда, когда ты впервые знакомилась с философией тела и движения в современном танце?

 

Переход этот складывался постепенно. Я получила образование в Университете культуры и искусств в Киеве, где, наряду с дисциплинами академического танца, преподавались также модерн джаз, контемпорари, модерн, импровизация, контактная импровизация, причем были как практические пары, так и теоретические по всем этим предметам. Я очень благодарна всем педагогами и всему окружению, невероятно увлечённым, продолжающим свою исполнительскую деятельность профессионалам. Они постепенно направляли интерес в эту сторону: ко вниманию в движении, восприятию и ощущениям. Перед тобой как будто открываются новые двери, и ты идёшь за этим интересом, встречаешь новых педагогов, с их вниманием к настоящему, к танцу, и всегда есть, что пропустить через себя. Это было начало 2000-х годов, в таком объёме информации по современному танцу у нас не было, если сравнивать с сегодняшним днём, но было желание быть в этой информации и ощущение её важности. Была Летняя школа танца ЦЕХ, классы Тани Гордеевой, Henry Montes, Даши Бузовкиной, Владимира Голубева, и непонимание, как это все применить в театре, в котором я на протяжении пяти лет проработала в Киеве (театр современной хореографии "Созвездие", художественный руководитель и хореограф Анико Рехвиашвили). Два этих потока были в параллели, не пересекались.

 

После Университета культуры и искусств был год практики в Танцевальной консерватории в Праге. Как вольный слушатель я посещала HAMU, высшее учебное заведение, отделение современного танца, и, так как было много свободного времени, от Консерватории ходила на классы в Национальный Театр, по вечерам у них проходили классы с педагогами театра по современному танцу для профессиональных танцовщиков. Были классы в театре Laterna Magika, где потом у меня был стаж исполнительский. Потом случился "Балет Москва"...

Как видишь, много всего. Даже не могу сказать первое ощущение, когда видишь людей “на полу”, потому что погружение было очень плавным и постепенным, просто тебя как будто каждый раз выводит на новый круг, уровень, знакомство с новыми педагогами, учителями, и это интересно, всегда много дает.

Чем тебя привлекает contemporary dance, чем он является для тебя? Почему для своего исследования и постановок ты выбираешь этот стиль танца?

 

Мое тело в любом стиле остается моим телом, и через что я буду говорить - через балет ли, через современный танец… Современный танец, контемпорари позволил больше обратиться к телу, к его восприятию, чувствам, через что оно может высказываться, говорить. А дальше, имея эти инструменты, организуя свое тело, находя взаимосвязи, устанавливая восприятие с внешним миром, с внутренним миром, ты можешь говорить на любом языковом стиле, потому что это твое тело, это - ты.

Расскажи о каком-нибудь эпизоде из жизни, на который повлиял современный танец. Как ты используешь знания contemporary вне репетиционного зала?

 

Это способ включения, внимания, способ увидеть что-то больше вовне. Например, если ты едешь в метро и если есть какой-то интерес, можешь наблюдать за людьми, воспринимать невербальную информацию, которая от них идет, ведь тело может много рассказать о человеке.

Для меня неразделимы “я” в зале и “я” на улице - это все равно везде я. Современный танец делает твое тело внимательным, передающим, и ты такой же на улице, с друзьями, в работе – внимательный.
 

Что бы ты посоветовала самой себе из прошлого, которая только начинает свой путь в мире современного танца?

 

Не бояться рисковать еще больше – в смене фокусов, ракурсов внимания, не бояться идти лишний раз куда-то глубже, еще больше пробовать.

 

Логично что преподавание взрослым и детям требует разного подхода. Какие ключевые особенности и отличии преподавания детям ты бы выделила?

 

Я периодически сравниваю и нахожу, что есть очень много общего в работах с этими двумя возрастными группами. Иногда замечаешь схожие реакции, поведения и модели отношений взрослых, идущих из детства и, когда понятна причина, появляются возможные пути к коммуникации. 

 

С детьми очень важно установить коммуникацию и правила, внутренне понимаемые педагогом, от этого и атмосфера, и информационный поток складываются. Конечно, на определенном возрастном этапе есть свои общие и частные психологические особенности, особое восприятие и внимание. Учитывая это строится подача материала. Для меня важно отталкиваться от того, что детей наполняет сейчас, в каком они тонусе, с чем пришли на класс, их навыки и как с этим и через это мы можем с ними идти дальше. Важно подключаться к ним, быть с ними на одной волне, следовать за ними и направлять их энергию в то внимание и качество, которое необходимо сейчас. Для меня это не сложность, а скорее интерес, азарт – ты все время что-то меняешь, подбираешь какие-то инструменты для взаимодействия с ними, это все время живой процесс, и он двигается.

 

Подача материала детям, конечно, отличается от той, которую я предлагаю взрослым профессиональным танцовщикам или любителям, хотя многое из того, что случается на классах с детьми, применяю и со взрослыми, некие мыслительные образы откликаются и рождают определённые качества движения. Ну, и игра, конечно, - она всем близка.

 

Тебе нравится работать с детьми?

 

Сейчас да, но это, кстати, случилось не сразу (смеется).

 

Можешь рассказать, как это случилось?

 

Мой педагог посоветовала меня на практику в один хороший хореографический коллектив в Киеве, мне была интересна профессия педагога – подавать информацию, общаться, развиваться… Мне казалось, что вот прямо ты зайдешь - и с первого урока, с первой минуты это будет класс!..

 

Но нет?..

 

Это «нет» длилось целых пять лет. Я понимала огромную важность этого процесса, и свой интерес к нему, но с моих семнадцати лет, на протяжении пяти последующих лет, это был непростой путь, нахождение себя в этой области, понимание, наблюдение, знакомство с психологическими, социальными процессами… Это важно, мы работаем с движением и не можем это отделять. Ты постепенно начинаешь этот стержень, ось внутри себя собирать, обрастать каким-то материалом, информацией, знанием, которые ты можешь потом применять.

Сейчас, безусловно, мне это очень нравится. Это общение с детьми – через тело, через жест, взгляд, пространство. Они очень много дают, они невероятно наполненные, и мы стремимся создать ту среду, в которой они могли открыться, найти путь для своего высказывания.

 

Ты, наверное, для них далеко не только педагог? Во многом ведь ты сталкиваешься с процессом их взросления, вводишь их в те процессы, в которых нельзя просто отмахнуться от каких-то переживаний и проблем.

 

Да, на протяжении 5 лет мы вместе создали то поле, в котором можем доверять друг другу. Что важно, родители детей принимают участие во всех наших мероприятиях. Вся атмосфера направлена на создание, собирание, и родители находятся внутри этого поля, им хочется подключаться, быть активными, идти дальше, наблюдать, они понимают важность всех процессов, которые мы запускаем, и они со своей стороны это поддерживают. Все наши педагоги всегда в контакте с родителями, мы стараемся и вне класса поддержать, направить. 
 

Раз мы заговорили про ЦЕХ-1 и ЦЕХ-2, танцевальные детские компании, которыми ты руководишь, может быть, расскажешь о них в паре слов?

 

Они были созданы в 2012 году, при Школе современного танца и перформанса “ЦЕХ”. Это было сделано, чтобы у детей тоже была возможность соприкоснуться с современным танцем, погрузиться в него. Елена Тупысева, директор школы «ЦЕХ», предложила мне кураторство детских групп, и я согласилась. Мы набрали две группы, 4-5 лет и 6-8 лет, и уже через год они стали танцевальными компаниями ЦЕХ-1 (старшая группа) и ЦЕХ-2 (младшая группа). Младшая группа пришла к нам в возрасте 4ёх лет, и сейчас им уже по 8-9 лет, и есть постоянные пять-шесть человек, которые с нами с самого начала – и они прекрасны. Я считаю, что 4-5 лет – этот возраст, когда самое время этим заниматься – пик образного мышления, открытость, эксперименты. Плюс программа, которую мы предлагали: классические дисциплины, джаз, развивающее-креативный танец (ведет Таня Фатеева), репертуар (веду я), основы биомеханики и анатомии (ведет Лена Кравченко) – в общем, это целый комплексный подход. В 2012 году мы даже уже сделали первый показ совместно с театра танца ЗИЛ, наши старшие выступали.

 

Я придерживаюсь мысли, что стоит выпускать на сцену более старшую группу, а не ребенка четырех-пяти лет, когда он в любом случае получит аплодисменты, и неважно при этом, что и как он сделает. Мы считаем, что путь на сцену требует усилия, внимания, и так, как мы работаем с таким внимательным движением и вниманием воспитуемого, и когда мы уже можем открываться, говорить и направлять то, что мы можем говорить, тогда они уже получают возможность выхода на сцену. Где-то после семи лет.

Мы работаем в основном с большими формами, хотя у них есть и миниатюры.

 

Если я не ошибаюсь, вы даже устраиваете им своим собственные «Хореодромы» - даете возможность им выступить хореографами и постановщиками собственных произведений?

 

Да, это было в прошлом 2016  году. Это была их инициатива. Они ходят на спектакли “Балета Москва”, на различные драматические, танцевальные, интерактивные перформансы, они погружаются в эту атмосферу, они видят, что происходят, у них возникает желание делать что-то самим – а мы просто поддержали их инициативу. Я даже предложила взрослым никоем образом в это не вмешиваться. Пусть этот процесс пойдет так, как они его понимают, как он выстраивается. Так как у них было волнение и стеснение, первый показ у нас был закрытый, только для педагогов и родителей, а вот в следующем году мы сделали его более открытым, пригласили людей извне. И, конечно, оба раза мы обязательно устраивали обсуждение в конце.

Мне кажется, это здорово – что это происходит, что им хочется это делать, что это им интересно.

 

А как ты используешь опыт преподавания и общения с детьми в своей хореографической и перформативной деятельности?

 

Я часто стараюсь смотреть их глазами на все, что создаю. Это очень важно – возвращаться к какому-то аутентичному смотрению, первозданному восприятию, которое есть в детях. Это очень много дает – аккумулируя с опытом, который в тебе уже есть, это что-то новое в тебе открывает, дает чистоту, ясность, четкость понимания. Общение с детьми, и в классах, и в жизни, оно тебя возвращает, поворачивает туда. Я с огромным удовольствием это принимаю, направляю это, смотрю, что мне это может дать как исполнителю или хореографу. Есть такая фраза: «Сколько оттенков зеленого увидит в поле младенец, который еще не знает, что такое “зеленый”?» - вот это очень хорошо описывает возможности детского взгляда.

 

 

 

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Свежие посты

Please reload

Подпишитесь на нас

  • Black Vkontakte Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon