Хореография как форма, наполненная индивидуальностью.

 

Расскажите о том, как Вы пришли к contemporary dance. Как давно это было? Какие мысли и чувства посещали Вас тогда, когда Вы впервые знакомились с философией тела и движения в современном танце?

 

С современным танцем я стала знакомится лет в 15-16, а до этого в моей жизни существовало классическое искусство. Папа – оперный певец, я росла в такой очень классической атмосфере, балет-классика-опера. В определенный момент мой папа стал много работать в Европе, и там современный танец был более развит, и я стала видеть какие-то другие постановки, которые тогда не до конца понимала. Но когда я занималась классикой, я не очень четко чувствовала, что это мое, это не те формы, через которые я могу себя выразить, это не моя природа. Соответственно, отсюда пошел поиск той формы, в которой я могла бы быть собой.

 

И поиск не сразу привел меня к современному танцу, я прошла и хип-хоп, и брейк, и акробатику, и джаз, который на какой-то момент был, как мне казалось, ближе всего к тому, что я хочу. Я занималась и в Москве, там были прекрасные педагоги, но осознание и удовольствие было как-то через, то я понимала этот танец, то снова нет. Я продолжала этим заниматься, потому что «в этом что-то есть», как мне казалось, но это была одна из многих вещей, на которой я не акцентировала внимание.

 

А моя любовь к современному танцу по-настоящему зародилась летом, когда я поехала на мастер-классы в Штутгарт, где была прекрасная летняя школа с замечательными педагогами, и вот там я впервые соприкоснулась с качественным, хорошим контемпорари. Там был педагог, закончивший Роттердамскую Академию танца, и приходя на его классы, я чувствовала, что это настолько мое, насколько это может быть. Я чувствовала, что если бы я могла говорить телом, вот это так, как я бы разговаривала. Это было прямо попадание, сила, в этом было все - и техника, и экспрессия, и глубина, и определенная свобода, в этом было столько всего заложено. Эта неделя изменила все мое представление и всю жизнь. Это был момент, когда я сказала, что я поеду поступать в Роттердамскую Академию танца в Нидерланды. Это была точка невозврата, и я знала что, что бы ни произошло, я буду там учиться, и это было решено. И, соответственно, после этого я уже стала двигаться в этом направлении: понимая, что мне надо, точно зная, чего я хочу, и это было абсолютно верное решение.

Начался мой роман с современным танцем, и он не заканчивается.

 


Чем Вас привлекает contemporary dance, чем он является для Вас? Почему для своего исследования и постановок Вы выбираете этот стиль танца?

 

Сейчас модно говорить, что не я выбрала, выбрали меня. Просто я почувствовала, что это то, кто я есть, как я себя ощущаю, как я могу себя выразить. В contemporary dance есть определенная доля консерватизма, но при этом в нем море эксперимента, принятия, он дает тебе возможность искать. В нем меньше лимитов и ограничений. У современного танца есть очень много граней и красок, и я не могу от него устать.
 


Что бы Вы посоветовали самому себе из прошлого, который только начинает свой путь в мире современного танца?

 

Терпения и любви к себе, чего тогда не хватало. Я была одержима профессией, не давала себе спуску. Я размышляла уже над этой темой, сначала думала, что если бы я сейчас вернулась туда, я бы больше отдыхала, давала бы себе жить… Но в то же время я понимаю, что без этого я не пришла бы к каким-то определенным вещам, к которым пришла. Зная, что я не хотела бы ничего изменить в прошлом, принимая то, что это был единственный возможный для меня путь, мне бы, наверное, хотелось себя в тот момент просто обнять и сказать, что все будет хорошо.
 


Расскажите о каком-нибудь эпизоде из жизни, на который повлиял современный танец. Вы используете знания contemporary вне репетиционного зала?

 

Постоянно использую! Мне кажется, на данном этапе я не разделяю «работу в репетиционном зале» и «жизнь». В смысле, моя работа всегда со мной – это мое тело. Я не могу оставить его дома и уйти со словами «ну ты тут полежи, а я пойду погуляю, отдохну от тебя». Ты всегда включен в свое тело. Были такие моменты, когда я подавляла определенные эмоции и понимала это, потому что чувствовала напряжение в теле, и, начиная исследовать это напряжение, я понимала, что я просто блокирую определенные вещи. И в жизни мне это пригождается постоянно, например, в общении с людьми. Я с кем-то разговариваю и вдруг понимаю, чувствую напряжение, дискомфорт. Начинается анализ, поиск – что конкретно меня раздражает, ведь это моя ответная реакция на что-то в человеке. Или в обратную сторону: все мои друзья уже знают, что я постоянно применяю всякие соматические штуки, «считываю» их движение.

Так что это со мной каждую секунду, каждую минуту – постоянно, везде в общении с людьми, в работе, в личной жизни.


Что именно Вы понимаете под осознанным движением в танце? Как Вы бы определили этот термин, объяснили его? Почему это так важно для любого танцора?

 

В классе у детей я иногда предлагаю такое сравнение – я даю вам формочки для печенья, в виде звездочек, сердечек и квадратиков, а каким печеньем вы его наполните – шоколадным, малиновым – это уже ваше дело и ваш выбор. Мне интересно видеть не просто заученную хореографию, а форму, наполненную индивидуальностью.

Осознанное движение – это просто другая отправная точка. Есть отправная точка в форме, когда ты понимаешь, что тебе просто нужно копировать заданное движение и делать все точнее, лучше, техничнее. Но потом, в какой-то момент ты начинаешь задавать вопросы: почему я должен стоять так, почему именно такая форма, а не другая? Мне стало интересно, как я двигаюсь и что при это происходит в теле, «что мною движет» – на всех уровнях, на физическом, психологическом. Это когда ты хочешь понимать, а как вообще нога или рука поднимается, а почему я чувствую так, а в таком положении начинается боль, как я могу работать так, чтобы не было боли. Тело очень чуткое и очень быстро реагирует на любую неверную работу. Мне захотелось узнать, кто я, разобраться в том инструменте, при помощи которого я работаю.

 

До момента первой травмы я не особо об этом задумалась. Был конец первого года в Роттердаме, и меня переучивали на другую систему с классической у нас, вагановской. Это был стресс для тела, настоящая борьба, я очень серьезно сорвала себе спину, и пару месяцев потом восстанавливалась. Но не зря же говорят, что все вещи не случайны. Хоть я и была в ужасной депрессии и угнетенном состоянии психологически и морально, но из-за этого мне пришлось себя заново собирать, и постоянное общение с физиотерапевтами, остеопатами, педагогами, позволило мне узнать о себе столько нового. У меня появился определенный страх, что я вернусь к этой боли, это послужило мощным мотиватором узнать как можно больше о своем теле.

 

Мне кажется, что все мы движемся к тому, чтобы нам было хорошо, чтобы было комфортно, чтобы мы были счастливыми, и для этого нужна осознанность. Ты должен понимать, что для тебя хорошо, что не очень хорошо, что для тебя работает, что нет:  это и есть осознанность – осознанные выборы, когда ты доверяешь себе, когда ты чувствуешь себя, свое тело. Если ты двигаешься в зале и вдруг чувствуешь боль и дискомфорт, ты можешь остановиться и осознать, почему это происходит. Соответственно - найти для себя другой путь. Для меня это важный подход – как в жизни, так и в профессии.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Свежие посты

Please reload

Подпишитесь на нас

  • Black Vkontakte Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon